\ ГЛАВНАЯ /  \ МЫ /  \ ФОРУМ /  \ МЫСЛИ /  \ ГОСТЕВАЯ КНИГА /  \ АРХИВ /

 
































ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ СЦЕНАРИЙ 2008-2030

Чем будут технические и технологические нововведения 2008-2030 - сигналами и основанием к новой централизации или, напротив, к усилению персонализации?


Какие серьезные научно-технические и отраслевые сдвиги произойдут в мире в 2008-2030?

Сначала ответим на вопрос: что произошло в 1970-99 годах? Произошла революция в ресурсосбережении, в результате энерго- и материалоемкость продукции, производимой на Западе, снизилась в 1,7-2раза. Наступила сначала эра персональных компьютеров (1975-1995), а затем и эра "Интернет" (1995г. и дальше). Если в 60-е годы основой экономического могущества были машиностроительные отрасли, химия, электроника, автомобилестроение, то в наше время еще и информационные технологии, биотехнологии, сфера телекоммуникаций. Произошла революция в менеджменте с разрушением громоздких иерархических структур и внедрением гибких, рыночно-ориентированных структур.

Какая тенденция будет основной в 2008-2030? Произойдут ли великие нововведения, например, строительство термоядерной электростанции, внедрение массового экологически чистого автомобиля, самообучающегося робота, лекарства или медицинской технологии для полного излечения рака, СПИДа и т.д.?

Прошедший этап НТП способствовал демократизации общества. Например, видеомагнитофоны способствовали взламыванию "железного занавеса" более эффективно, в конечном счете, чем все усилия "Голоса Америки". Персональные компьютеры дали малому бизнесу возможность сравняться в вычислительных и информационных возможностях с большим.

Массовый, дешевый, экономичный автомобиль повысил самостоятельность и мобильность индивидов и их семей, а победа адаптивных управленческих структур над иерархическими способствовала полной победе рыночных предпринимательских структур над административной экономикой.

А ведь ранее строительство железных дорог повысило роль государства в жизни общества, т.к. железная дорога должна была централизованно управляться. Телевидение и радио повысили внушающую и информационную силу государства. Системы централизованного электроснабжения и коммунальных услуг также поставили людей в зависимость от власти.

Последнее эпохальное нововведение - "Интернет", кажется, совершенно освобождает людей от госопеки, превращая весь мир в "информационную деревню", делая потребность в английском чуть ли не жизненно важной даже на задворках Западного мира.

Чем же будут нововведения 2008-2030 - сигналами и основанием к новой централизации или, напротив, к усилению персонализации в обществах? Может быть экономические проблемы потребуют сверхкапиталоемких государственных и межгосударственных затрат; политическая нестабильность вследствие перекройки сфер влияния вызовет новую гонку вооружений и наращивание служб безопасности; "Интернет", на какой-то стадии развития, превратится в настолько тотальное средство коммуникации, что любой его сбой будет грозить потрясениями, и, следовательно, для контроля будет призвана мощь государства, а создание сверхдорогих, сверхмощных и, возможно, опасных термоядерных электростанций потребует госфинансирования, а в дальнейшем и госконтроля.

Все это может вызвать новое закрепощение людей, рост влияния групп, контролирующих госаппарат. Кстати, и нестабильность "глобальных" финансовых и товарных рынков также может потребовать эффективное госрегулирование.

Может получиться и так, что многие прорывные капиталовложения окажутся непосильными ни для ведущих компаний и групп компаний, ни для отдельных государств, кроме двух самых мощных их группировок. В связи с тем, что экономическая мощь "атлантической" группировки будет в 2010-2030 в несколько раз превышать мощь китайской, у первой будут существенные преимущества над второй в реализации сверхкапиталоемких проектов, подобных полетам на другие планеты, организации противоракетной обороны типа СОИ, создания мирного "термояда", новых поколений оружия.

Гибкость и вездесущность китайцев, в том числе за счет разведки и триад, за счет использования персонализации и "Интернета", позволит им достаточно быстро копировать наработки конкурентов. Новая гонка, теперь уже не только гонка вооружений, а скорее технологическая гонка, вкупе с гегемонистской политикой в 2008-2020 усилит авторитаризм в Китае. В 2020-2030 в Китае будет внедрена многопартийность, эффективное местное самоуправление, а коммунисты и их модернизированная идеология сойдут со сцены - их место займут умеренные националисты и умеренные либералы.

С 2020 года усилится потребность в наднациональных органах, осуществляющих экологический, ядерный, информационный (за "Интернет") контроль. Усилится потребность гегемонов в сохранении сфер своего влияния, в стабильности, поддерживаемой авторитетной международной организацией.

Поэтому с 2015-2020 начнется реанимация ООН, переставшей в начале столетия быть таким международным регулятором. Роль ООН особенно усилится после 2025 года и окончательного оформления блоков. Начнутся робкие разговоры о мировом правительстве где-то в обозримой исторической перспективе 2050-2060 годов.

Но стабильность нового мирового порядка останется под угрозой из-за мощных региональных противоречий между Индией с одной стороны, Китаем, Бангладеш и Пакистаном, с другой, из-за зон сильной напряженности в Африке, на Ближнем Востоке, а также в Сибири и на Дальнем Востоке между Россией и Китаем; наконец, из-за начавшейся перемены ролей в атлантическом сообществе, где на роль "старшего брата" начнет претендовать Европа, втянувшая в свою орбиту Украину, Россию, Турцию и Северную Африку.

Скорее всего, Китай к 2030 году прекратит явную экспансию с использованием силы именно из-за понимания, что слишком явное стремление к гегемонии на евразийском континенте является главным фактором атлантической солидарности. Стоит ослабить нажим, как в течение 10-20 лет проявятся скрытые противоречия, прежде всего, между США и Европой. В борьбе за влияние между США и Европой, у США, несмотря на усиление Европы, имеются большие шансы на успех. В Европе останутся национальные автономии и серьезные противоречия между населяющими ее народами.

Влияние Китая в самих Соединенных Штатах, имеющих к 2030 году около 2% китайского населения, также вырастет, причем именно согласие с Америкой сделает этот рост более реальным - вот еще одна причина миролюбия Китая после 2025 года. Американская политкорректная демократия, грозная по отношению к странам, чьи представительства в самой Америке слабы или молчаливы, но очень податлива к воздействию политически активных национальных меньшинств, таких как евреи, итальянцы или армяне. Китайцы, несколько ущемленные в правах до 2025 года, однако, после нормализации отношений, быстро (очень быстро) приобретут в США большой вес и влияние благодаря деньгам, тайной дипломатии, политической активности избирателей и активизации тихоокеанской торговли.

В 2010-2020 в Китае в ряде провинций произойдут волнения, в результате (это произойдет после окончания "великой дружбы" с Россией) в России будет принято около миллиона китайских беженцев, большая часть которых останется в России, в США также будет принято около миллиона человек и в Европе - 500 тысяч. К концу второго десятилетия авторитарный режим станет инициатором "исхода" из страны еще 5 миллионов китайцев, но более 90% из них на этот раз окажутся в странах Юго-Восточной Азии, а затем, через несколько лет большая часть беженцев вернется в Китай.

Изгнание из Китая будет больше походить на организованное переселение с целью "освоения" новых земель (что-то вроде реализации идеи "троянского коня"), циничность этих акций обескуражит политкорректные правительства и первую волну переселения около 3 млн. китайцев они не смогут предотвратить, зато ко второй - окажутся подготовлены. В самом Китае жестокость к соотечественникам также вызовет возмущение, что приведет к смене правящего режима и политического курса.

Фанатики идеи национальной экспансии уступят место умным прагматикам, вполне удовлетворенным уже достигнутым местом Китая в мире и верящим в то, что спокойное развитие уже в обозримом историческом будущем сделает Китай фактическим гегемоном в Евразии. Америку они великодушно "уступят" США, Африку - черным (в своих планах, конечно). Уже к 2030 году китайская элита будут готова к бурному "роману" с Америкой (т.е. с США).

После прорывных достижений в 2008-2010 в лечении рака, сердечно-сосудистых заболеваний, в продлении человеческой жизни, после внедрения новых, более жестких экологических стандартов, возникнет такой эффект: до 50% экономического потенциала западных стран будет обслуживать индивидуальные, изысканные, а не коллективные и не безусловные человеческие потребности и потребности, связанные с развитием экономики и безопасностью страны.

Для людей, как индивидуумов, западные страны станут еще более привлекательными, что объективно спровоцируют Китай на концентрацию усилий именно на крупных проектах в сферах обороны, энергетической безопасности и на машиностроении. В этом Китай увидит шанс победить Запад, обогнав его в сферах, далеких от его гуманитарно-ориентированной экономики (как в свое время это рассчитывал сделать и Советский Союз).

Именно в 2008-2010 Китай быстро нарастит свой военный потенциал, прежде всего за счет приобретения российских военных технологий. В то же время военные бюджеты стран Запада останутся низкими. Только к концу десятилетия, после ряда эффективных акций китайской армии в Северной Корее, на Филиппинах, после появления агентурных сообщений о создании в Китае космического оружия и эффективных систем противоракетной обороны, Запад осознает, что в ближайшие 10-15 лет может потерять технологическое и общее военное преимущество. Это вызовет настоящую истерию в общественном мнении и элитах США, Европы и Японии.

Военные бюджеты этих стран во втором десятилетии XXI века вырастут на 60-80% (в реальном выражении, т.е. без учета инфляции). Дипломатия этих стран, ранее поощрявшая изоляционизм России (США и Европа - в силу инерции мышления "холодной войны", Япония - в силу расчета на откол от России Камчатки и Сахалина), теперь "полюбит" Россию, также уже пережившую "антиамериканский синдром" и готовую к встрече и сотрудничеству с Западным миром. Но такой переход не будет мгновенным, и фактически займет все 10-е годы XXI века.

В 2010-2020 начнется настоящая технологическая гонка, так как произойдут прорывные достижения в деле создания термоядерных электростанций. Запад и Китай приступят к созданию непроницаемых для ракет "щитов", "зонтов", в том числе за счет размещения лучевых комплексов на Луне и создания, очень удаленных от земли, космических станций. Все это серьезно изменит соотношение между сверхгуманистической и остальной экономикой в США и Европе, конечно, в пользу второй. Увеличатся налоги.

К концу второго десятилетия основные компоненты противоракетного "зонтика" будут развернуты над Северной Америкой, Японией, Австралией и Европой. Китай, уже в середине десятилетия сделавший переоценку (уценку) своих антиракетных возможностей, преуспеет в создании оружия по "взламыванию" самих антиракетных систем, созданных "атлантистами". В итоге, когда во время ближневосточной войны Запад намекнет на возможность ядерного "наказания", Китай откроет перед ним свои возможности по ослаблению противоракетной обороны Запада и, кроме того, намекнет на существование китайских подводных ядерных мин у побережья Америки и кое-каких других "домашних заготовок".

После этого стороны быстро договорятся, хотя американцы в течение нескольких месяцев будут искать китайские мины и действительно найдут несколько из них, в т.ч. в 50 км. от Нью-Йорка.

В 20-е годы более актуальной, чем гонка вооружений, станет экологическая гонка. Это не будет соревнование двух блоков стран, двух гегемонов, это будет соревнование стран Запада, а с 2025 года и Китая с надвигающейся угрозой потепления климата в связи с тем, что бурное мировое развитие первого десятилетия, в котором задавали тон "грязные технологии" и гонка вооружений второго десятилетия, фактически снявшая многие моральные ограничения в угоду победе в военном соперничестве, одновременно с продолжением экономического роста, основанного на "грязных" технологиях, поставят мир перед реальной угрозой теплового скачка.

В это время произойдут могучие извержения вулканов, которые также несколько заэкранируют атмосферу. В результате экологически чистый автомобиль, до этого медленно завоевывающий рынки в борьбе со старыми типами автомобиля, получит мощную налоговую и тарифную поддержку. Борьба с загрязнением среды будет объявлена в качестве основной задачи мирового сообщества, а правительства США, Европы, Китая, России, Японии, Индии, Мексики, Бразилии и еще 30 стран профинансируют беспрецедентную совместную программу по очищению атмосферы и восстановлению озонового слоя стоимостью в один триллион долларов. В большинстве "нормальных" стран мира в 2025-2030 будет введен специальный экологический налог, перечисляемый в специально созданный мировой экологический фонд.

Это положит начало "моде" на совместные целевые фонды, такие, например, как фонд финансирования строительства первой термоядерной электростанции, участниками которого станут 50 стран и частные инвесторы более, чем из 100 стран, "фонд против метеорита", "фонд - антивирус и антибелок".

В 20-е годы XXI века в развитых странах от эпидемий новых мутаций вирусов и белка умрут сотни тысяч человек. Это вызовет новый скачок финансирования медицинских исследований. Уже к 2035 году будут созданы компьютерные системы, которые смогут "персонально" выявлять и уничтожать вирусы в организме человека, кроме того, будут созданы искусственные органы: сердце, печень, почки, полноценно заменяющие естественные, благодаря биотехнологиям и встроенным в них микрокомпьютерам.

В результате мирового технологического развития, соперничества основных стран и решения насущных проблем экологической безопасности международное сотрудничество, которое испытает в 2008-2025 огромные напряжения, все-таки устоит и утвердится, а к концу третьего десятилетия настолько наберет силу, что в Америке, Европе, России и даже в Китае, многие всерьез заговорят о будущем мировом правительстве и формировании мировой элиты.

июль 2009г.