\ ГЛАВНАЯ /  \ МЫ /  \ ФОРУМ /  \ МЫСЛИ /  \ ГОСТЕВАЯ КНИГА /  \ АРХИВ /

 
СОДЕРЖАНИЕ

I. СИСТЕМА НАЦИОНАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

II. КРАТКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА S-ПЕРЕХОДА

III. КИТАЙ В ПРОЦЕССЕ S-ПЕРЕХОДА

IV. КИТАЙСКАЯ ЗАРИСОВКА ВЛАДИМИРА СОЛОВЬЕВА

V. КИТАЙ ИЛИ ЕВРОПА?
















В. Фелер

ЕВРОПА или КИТАЙ?*

I. Система национальных ценностей

Примерно в IX-X тысячелетии до н.э. начинается переход от собирательской и охотническо-рыболовческой культуры к культуре ранних земледельцев и скотоводов.

Мезолитическая революция несет с собой многократное усложнение трудовых навыков и форм общественной и культурной жизни в первобытном обществе, что приводит (или становится следствием?) к созданию протогосударственных межплеменных и надплеменных объединений и соответствующих им мифологических и религиозных систем, а также освобождают человека от всеохватной власти племенной общины.

Ранее уже говорилось о том, что личность (как воля) первобытного человека представляла собой не цельную систему, а набор несвязанных в его сознании образов-картинок (связь осуществлялась вне индивидуального сознания). Поскольку племя и род полностью регламентировали поведение человека в неопределенных ситуациях, то потребности и условий для развития свободы воли отдельного человека не возникало - все решало четко структурированное и локализованное общинное Я, всегда приводившее индивидуальность к единому знаменателю.

Иное дело - национальная община, в догосударственную эпоху не имеющая четкой структуры, реально (но не субъективно), не претендующая на всего человека целиком в силу ограниченности воздействия и своей полной "виртуальности" или, что то же самое, "трансцендентности". Национальная община объективно востребует самостоятельность и активность человека, волю и личность.

Вместе с Богом (национальной общиной) рождается и Личность, наделенная свободной волей, зачатками нравственного Я и предпонятиями, которые в процессе развития превращаются в философское, а потом и научное, мышление.

И все же революция мезолита стала не причиной, а следствием появления национальной общины.

Это более правдоподобно. Подобно тому, как развитие племенной общины, для которой потребность в предметах культа является органичной, имело и побочный результат в виде великих материальных изобретений (лука и стрел, лодки и т.д.), так и национальная община, создав поначалу смутное понятие Бога и смутное понятие Личности, породила потребность в самостоятельном, а точнее, институционализированном религиозном ритуале, особом классе жрецов и сняла препятствия к развитию разделения труда, которое (разделение труда) не замедлило начать бурное развитие земледельческих и скотоводческих обществ.

Развитие национальной общины стало необходимым условием для развития и национальной квазиобщины, как содружества племенных общин, а вместе они начали создавать цивилизацию, первые признаки которой появились в X-IX тысячелетиях до н.э.

Во время S-скачка происходит сложное взаимодействие между племенными (родо-племенными) и национальной общинами. Реальная система - это динамическое равновесие этих типов общин, но, по-видимому, если в "поздних" обществах торжествует национальная община, перестраивающая всю жизнь на свой лад, то в "ранних" и "средних" утверждается баланс между национальной общиной и союзом племенных общин, до тех пор пока этот союз не будет разрушен, а его субъекты поглощены самоутверждающейся национальной общиной.

Характеризуя циклы, я определил 12288 летний как цикл теологического (структурно-общинного) скачка, одновременно и цикл структурно-генетических изменений вида, 3072 летний цикл (макроцикл) - это цикл энергетики теологических ценностей (периодов их активности и спада), 768 летний цикл (большой) - это жизненный цикл телеологической структуры нации как системы, обеспечивающий ей место под солнцем среди других наций, 192 летний цикл - это цикл энергетики телеологической системы.

Теологическая система ценностей определяет соотношение между общиной и личностью, большими и малыми общинами, общиной и общностями (т.е. группами людей по идейной общности). Христианство эти вопросы ставит и решает вокруг Догмата о Троице, ислам - Догматом о Единобожии, хотя разные нации дают этим Догматам принципиально меняющие их суть интерпретации.

В центре внимания теологической системы ценностей - человек (его сознание). С начала революции национальных общин мир человека раздвоен между двумя субъективными началами.

Началом общинным, как дарованным свыше, где от индивида требуются только вера и соблюдение ритуала, а ответ он может получить как дар, откровение.

И началом личностным, отвечающим на вопросы посредством сложного умственного и душевного (духовного) труда, через усилия, в том числе нравственные, самой личности.

Такой внутренней раздвоенности сознания в племенных и родовых обществах не было.

Телеологическая система определяет позиционирование нации (в том числе и ее основных групп, и самих индивидов) в окружении других наций. Она отвечает на три основных национально-значимых вопроса: какова главная цель человека в своей обыденной жизни, в которой он должен есть, пить, обучаться, производить потомство, трудиться и при этом оставаться членом национальной общины; следующий вопрос - какое начало должно быть положено в основу естественной (не принудительной) общественной солидарности; наконец, третий вопрос - какое место должна занимать элита и ее власть в обществе.

Главная цель личности в русской системе телеологических ценностей - в воле, византийской - в мистическом погружении, древнегреческой - в одиссее (странствовании, познании и возвращении), османской - в жизнелюбивом фатализме.

Основой общественной солидарности русские видят терпение (образ Святой Руси), византийцы и османы - деятельную соборность, древние греки - гражданскую общину.

Идеалом власти для русских является строгий царь, отличающийся от обычного самодержца как отчим отличается от отца, для византийцев и османов - "свой" самодержец, для древнего грека - тотальный политический баланс (партикуляризм).

Система национальных ценностей едина и иерархична, она расставляет акценты и придает разные веса тем или иным базовым ценностям. Например, в русской телеологической формуле доминирует воля, организующая энергетику русского человека, солидарностная же ценность Святой Руси пассивна и компенсаторна. Даже совместно с диким русским самодержавием она не всегда способна удержать разнузданную русскую вольность. Напротив, византийская и османская системы телеологических ценностей сбалансированы, но византийская пассивна во всех своих элементах, а османская во всех элементах активна.

Если теологическая система "занята" человеком, структурой его сознания и нацелена на совершенствование вида, то телеологическая система решает вопросы выживания нации как совокупности людей, живущих "здесь" и "сейчас" через установку поведенческих и институциональных приоритетов.

Каждая из ценностей телеологического блока представляет собой сложную систему эмоционально-чувственных образов, житейских примеров, моральных максим и логических рассуждений.

Например, "русская воля" включает в себя многочисленные образы вольных казаков и богатырей и образчики их поведения в разных ситуациях, отношение между полами, отношение к "зеленому змию", к власти, труду и т.д.. Человеку не русской культуры очень сложно уловить во всех этих образах и нормах какой-то объединяющий глубокий смысл, но русский человек этот смысл видит, понимает, чувствует.

Этот смысл жизни - в максимальном диапазоне страстей, это разгул как норма, как самоутверждение, как постоянная готовность к отражению угрозы извне и к созданию этой угрозы, только так, по-видимому, русским людям оказалось возможным сохранить власть над огромными просторами, не защищенными естественными рубежами.

Реальное поведение русских людей, конечно, это не сплошной загул с разгулом, но любой русский видит в разгульном казаке образец, пример, норму и, если не стремится этому образцу соответствовать, то хотя бы пассивно восхищается даже самыми дикими примерами молодецкой удали. Потому что это национальная норма, вектор русской личности, определенный надличным разумом национальной общины.

_______________________
*Примечание: написана в марте 2008 как вторая часть "Мудрого змия истории". Доработана в июле 2008.