\ ГЛАВНАЯ /  \ МЫ /  \ ФОРУМ /  \ МЫСЛИ /  \ ГОСТЕВАЯ КНИГА /  \ АРХИВ /

ЕСТЬ ТАЛАНТ?
СТАНЬ ИСТОРИКОМ!


Три интуиции
и одна схема


Смычка теории с практикой

На пути к интеллектуальной интуиции

Дискуссионный клуб? Школа?


Виктор Феллер

ЕСТЬ ТАЛАНТ? СТАНЬ ИСТОРИКОМ!

Три интуиции и одна схема

Какой будет наша жизнь и жизнь наших детей в 2010, 2020, 2030 годах? Будем ли мы жить «прикоммунизме» - богато и спокойно, свободно и в любви? Или будем прятаться понорам? Грести в океане и топить ближнего? Или рубить и кромсать? Грезить о временах прошедших и пугаться времен грядущих?

Наша проблема и тема – прогноз на ближайшие десятилетия. Эта проблема в свою очередь выросла из другой, центральной для нашей работы в качестве управляющей компании инвестфонда в 1993-1999 гг. Успех инвестфонда определялся способностью правильно определить перспективы казахстанского и российского рынков ценных бумаг на ближайшие годы, умением спрогнозировать рынок акций.

Получалось так: желание определить потенциал роста рынка ценных бумаг неизбежно выводило на исследование перспектив российской и казахстанской экономики, а стоило погрузиться в общеэкономическую проблематику, как возникали вопросы ополитических и технологических перспективах в масштабе не только СНГ, но ивсего мира. Ведь весь мир взаимосвязан. Диахронически и синхронически. В1997-99 гг. горизонты исследования и сценарного моделирования были расширены с2-3-4 лет до 10-20-30 лет. А потом дело дошло и до «крайних» вопросов…

И вот в процессе этойработы, очень творческой и интересной, может быть и под влиянием «проблемы 2008года», только не компьютерной, а историософской, о которой начали говорить ещев начале XX века я, признаюсь, неожиданно для себя и без всяких усилий получил,как мне тогда представлялось (и как потом подтвердилось на самом деле), необыкновенно интересную иглубокую интуицию о структуре истории. Это было новое видение природыисторического времени. В этом видении природа истории явилась не просто цикличной,но циклы эти были подчинены математически простому и совершенно точному,подобно законам Ньютона, правилу учетверения срока развития человеческого плодав организме матери: от 9 мес. к 3 годам, потом к 12, затем к 48, затем к 192 и,наконец, к 768 годам.

Это и есть структура илогика истории, то, что я называю историологией. Потом оказалось необходимым сделать еще два учетверения: к 3072и 12288 годам. 12288 лет – это похоже активная (без учетов возвратов) история любой нации от ее рождения до растворения-смерти после рождения нового вида homo.Таким образом я пришел к выводу, что смысл истории, над которым задумывался каждый крупный историк и философ, который мифологизировался ими в образах Апокалипсиса, в утопиях и в Абсолютах, заключается «всего лишь» в некотором заложенном в эволюцию провиденциальном плане-прогнозе, имеющим четкую структуру во времени и в пространстве (иначе –матрицу).

Эта интуиция не былаидеей-гипотезой, не была схемой физика или математика, который решил поучить«жену щи варить», иначе говоря «открыть глаза» гуманитариям-историкам. Это была цельная и интересная, яркая и подробная картина русской истории от временмонголо-татарского завоевания до наших дней. Это был феномен гуманитарной мысли, а не вторжение в историю естественно-научной мысли.

Но интуиция об историческихциклах не была единственной из исходных. Иначе теории не получилось бы. Онастала третьей, соединилась с еще двумя когда-то, еще в студенческие годы,захватившими меня идеями, также невымученными, несмоделированными, не идущими «от формул», а появившимися неожиданно и целиком, в виде живого обобщения, ввиде уверенности в том, что вот она – суть проблемы и закон ее разрешения.

Первой была интуиция - идея отом, что Троица, т.е. Основной Догмат христианства, является неким кодом,социологическим шифром, устанавливающим связи и отношения между общинными началами общественной солидарности (Бог-Отец), общностными или иначе - идеологическими началами (Святой Дух) и личностными, индивидуальными,персональными началами (Бог-Сын). Потом я встретился с весьма похожей интерпретацией Троицы у Карла Юнга и увидел эту свою идею развитой иобоснованной великим психологом.

Второй исходной интуицией была идея о том, что человеческое Я, иначе самосознание, иначе личность не могут быть поняты как «отражение материи», что в то время (конец 70-х годов) пытались внушить нам в рамках курса марксистско-ленинской философии. На самом делеличность субстанциональна, первична, вещественна, также как и материя, и этоличностное начало не является принадлежностью только индивидуума, но принадлежит и группе людей. Именно в этом глубинное значение общинности. Вобщине группа людей выступает как единое Я, как сверхличность. Общинное Я на уровне собирания в личность всей нации является его высшей манифестацией, это та личность, которую в религиозной метафизике ощущают как Бога Живого. Можно сказать, что современное (историческое) человечество доросло до Нации, но недоросло до Человечества, о чем кстати, поведал миру Ницше.

В процессе изучения русской философии XIX- начала XX вв. (уже в последнее время) я нашел мощное философское обоснование этой идеи, как оказалось укорененной в русской мысли. Ведь основной пафос русской философской мысли XIX векабыл в усвоении европейской философии, прежде всего немецкого идеализма и одновременно в борьбе против его генерализующей тенденции, против разделения бытия на субъект и объект, в борьбе за обоснование телесности идеи и одухотворенности тела, в идее «соборности», почти совпадающей с тем, что я называю «общинностью».

Вот, когда все эти три интуиции соединились в одну, то я, неожиданно для себя, смог рассказать историю России совершенно по-новому и, конечно, сейчас же захотел проверить эту идею наистории других стран и народов, знания о которых в то время ограничивались для меня рамками школьного курса и минимумом исторической художественной литературы. Так появились сначала короткие, и я не сказал бы, что удачные,зарисовки германской, французской, итальянской и китайской истории. О Китае вто время я не знал вообще практически ничего, да и сейчас все еще знаю немного.

Смычка теории с практикой

Неожиданно эта работа даламне ключ и к решению основной задачи – прогнозированию состояний российской и казахстанской экономики (и шире – развития постсоветского социума)в 2008-2030 гг. Место русской нации в ее историческом цикле прямо указывало нато, что имперский период для нее завершился и наступил продолжительный период погружения в темные воды хаоса. Это открытие в моральном смысле оказалось болеетяжелым, чем сделанное за полгода до него открытие бесперспективности работы наказахстанском рынке ценных бумаг, в том числе и для руководимой мной фирмы. Но факт имеет силу закона и успокаивает нервы как данность, с которой надосмириться.

Исследование социологического кода русской нации (позже из идеи Троицы у меня получилось два кода –теологический и телеологический, но объяснение их отличий слишком усложнит эту по замыслу популярную статью), привело к мысли о неизбежном восстановлении «самодержавных» архетипов и о бесперспективности, точнее – крайней ограниченности и двусмысленности, в России либеральных реформ. Все это привеломеня к новой, третьей по счету после 85 года, мировоззренческой революции: от демократического социализма – к крайнему либерализму – а теперь к скептическому традиционализму.

С сентября 1999 года домарта 2008 были разработаны исходные схемы и методы долгосрочного прогнозирования и глубинного исследования истории, воплощенные в первых очерках и эссе: «Предположение о структуре истории», «Эволюция христианства», «Миф о XXI веке»,«Мудрый змий истории», все вместе собранные в книге «Новый миф о будущем». Но и в дальнейшем (и до сего дня) эта работа надолго не прерывалась. Она вызвала необходимость в самообразовании по вопросам сценарного моделирования и стратегического менеджмента, в философии истории, историографии, этнологии и социальной психологии.

Фактически с 2008 года в ТОО«Рост-Фонд» действует центр прогнозирования и историологии, занимающийся книгоизданием и популяризацией через Интернет историологических и прогностических идей. После первой книги, упомянутой выше и изданной в 2008 г.,в 2009 г. из печати вышла книга «Германская Одиссея», посвященная исследованиюне только германской истории, но, в качестве ее основы, древнегреческой и древнеримской, и в синтезе с итальянской и французской историей; в 2010 г. – «В смуту XXIвека», в которой взыскующий истины взгляд перемещен из историологии впрогностику. Здесь есть обзор мирового развития в 2008-2030 гг., анализ ожидаемого автором мирового экономического кризиса в двадцатых годах XXI века,размышления (подкрепленные расчетами) о том, к чему может привести американо-арабское противостояние после 11 сентября 2009 г.

С 2008 г. поддерживается сайт «Прогнозы на XXI век» (адрес www.progvek.com.), посещаемость которого ежегодно удваивается. Но цель – войти в ТОР 100 Rambler в разделе «История» пока не достигнута. Есть публикации на авторитетных сайтах, например на сайте «Древний мир» (www.ancient.holm.ru), где целый раздел посвященмоим работам.

Опубликовано несколько статей в алматинской, московской и местной периодике.

В 2011-2004 гг. планируется подготовить к изданию две монографии, одна из которых будет посвящена основным вопросам, «опытам» по философии истории, а другая – созданию сценариев развития ситуации в Прикаспийском регионе в 2004-2020 гг., с особым вниманием ксоциально-экономическим перспективам Западно-Казахстанской области.

Но издание книг не является самоцелью. Скорее – это цель, подчиненная задаче популяризации работ нашего исследовательского центра. Ведь книга способна в течение многих лет служить источником образов,знаний и идей, иметь не только содержание, но и лицо, передаваться из рук вруки, становится как бы «членом семьи», одушевленным существом, с которым можно встретиться и через десятилетия услышать-увидеть то, что ранее оказалось незамеченным и неотличенным.

Основная же цель, может быть даже «миссия», на ближайшие годы состоит в том, чтобы увлечь новыми подходами к прогнозированию и исследованию истории несколько (может быть несколько десятков) людей, молодых (в силу их восприимчивости, открытости новому, острого чувства современности, да и в силу их желания сделать карьеру на чем-то новом, перспективном, потенциально «модном») и среднего-пожилого возраста (в силу опыта,прежде всего опыта коренной переоценки ценностей, происшедшей со многими из нас после 1985года). Было бы замечательно, если бы и в Уральске вокруг нашего, ныне полностью виртуального (то есть живущего в Интернет) центра, образовался реальный круг общения, иначе говоря сложилась группа энтузиастов: историков, социологов,политологов, социальных психологов, философов, экономистов, тем более что с нашим местным университетом есть договоренность о сотрудничестве в делеподготовки дипломников, а возможно и аспирантов.

По своему опыту знаю, что сейчас в СНГ не так уж много людей, самозабвенно занятых поисками истины,научной, религиозной и философской. Хотя предположительно (так должно быть), что объективная потребность в таких людях растет и уже начинает превращаться в платежеспособный спрос. И наверно по пальцам можно посчитать центры футурологии, прогностики и/или исторических исследований, имеющие возможность собрать мыслящих людей вместе, профинансировать такую деятельность, оставаясь «клубом единомышленников», не мутируя в «монастырь», «секту» или «подсобное хозяйство» какого-нибудь профессора, живущего чужими мозгами.

Таким центром должен статьнаш центр, тем более что в его интеллектуальном прицеле обязательно будут находиться задачи практические, например – прогнозирование социально-экономических перспектив того или иного региона мировой геополитикиили отрасли мировой экономики, например, Прикаспийского региона и/или мировойнефтедобычи и нефтетраспортировки.

На пути к интеллектуальной интуиции

Все это хорошо, но что, если мои основные идеи-интуиции не отражают реальных пропорций бытия? Можно ли в этом случае говорить о пользе, осмысле всей работы? Есть ли толк в следовании по пути пусть даже хорошей, красноречивой теории, которая в итоге окажется ложной, заведет в тупик?

Дело в том, что логика «истина-ложь» в данном случае сама уводит в сторону, в тупик интеллектуального бессилия, ведь речь идет не о природно-материальных закономерностях, структура которых физически определенна, а причинно-следственные зависимости заданы и поддаются экспериментальной проверке и моделированию априорных схем, речь о вещах духовных, познаваемых не индуктивно и не экспериментально, а интуитивно,в видении. Речь идет не об «объяснении», а о «понимании». Речь об интуитивном схватывании некоего проблемного поля и о получении интуитивных ответов, т.е.ответов в стиле «более-менее», «похоже», «глубоко», «интересно»,«правдоподобно». Значение имеет приближение к истине, появление оригинального взгляда, уточнение общей картины, всегда подвижной, находящейся в облаке противоречия. Думаю, что в этом смысле репрезентируемый мною круг идей и исследовательских подходов вполне соответствует критериям, принятым в интеллектуальном сообществе. Ведь открытие примата «понимания» над «объяснением» в науках гуманитарных (науках одухе) сделано еще в XIX веке Вильгельмом Дильтеем, а феноменологическая, то есть интуитивистская, логика получает все большее признание начиная с работзнаменитого Эдмунда Гуссерля.

И еще: философия, как таковая, вообще-то нужна не для ответов на «последние вопросы», так как эти ответы всегда относительны и/или субъективны. Она необходима для того, чтобы работник интеллектуальной фабрики мог найти свою позицию среди разноречия и разноголосия самых разнообразных идеологов и идеологий, сумел определять и отделять от серьезных исследователей «болтунов», манипуляторов, «химиков», умел не попадаться на удочку модных идей. Уверяю, что это тоже немало.

В жизни, в том числе в интеллектуальной, обычно важнее знать не то, как правильно поступать (здесь важнее не «знать», а «действовать», иметь собственную идею-волю), а то, какие ловушки расставлены на пути, чтобы спокойно и аккуратно обойти их, помня об испытанной армейской мудрости «умный учится на чужих ошибках». Философская культура, а философия истории является важнейшей частью общефилософской культуры и, что очень важно – ее интереснейшей частью, как раз и позволяет нам уйти целыми-невредимыми от многочисленных сект и зазывал, охотников за головами, мыслями, душами и кошельками.

Те подходы к истории,которые я развиваю, выросли из размышлений на основе собственного приличного опыта политического и экономического анализа, а в последние четыре года – в соединении подходов, развивающихся в рамках стратегического менеджмента, признанного как основа любого менеджмента, с подходами современной философии истории (Шпенглер, Тойнби, Гумилев и др.), этнологии (идеи Леви-Брюля), психологии(идеи К.Г. Юнга), религиозной философии (школа Вл. Соловьева, но не толькоона), в усвоении знаний, добытых историографией и этнологией в XIX-XXвеках, и перевернувших представления о человеке, обществе и истории,сложившееся со времен Возрождения и кристаллизовавшиеся в эпоху Просвещения.

Само богатство подходов и многочисленность авторитетных «опорных точек» вполне гарантируют сохранение самостоятельности, уберегают от узости, «заданности», тенденциозности.

Это же значит, что все мыслящие люди, которые пожелают найти в нашем центре клуб, «салон», базу для собственного развития и одновременно опасающиеся попасть под диктат узких идейи авторского самолюбия, могут быть спокойны – здесь они найдут то, что искали.

А как же «авторские интуиции», столь конкретные и схематичные?

Сама их конкретность и схематичность, в отличие от, например, неконкретных спекуляций Шпенглера иТойнби, не позволяет автору уходить в тень «многозначности», ложной значительности, позволяет любому желающему и «можащему» ясно и четко критиковать эти схемы, отвергнуть их или принять. Здесь основа как для здоровой дискуссии, так и для переключения сотрудничества в область либо «общих идей»(если конкретные отвергаются), либо, напротив, «конкретных проектов», таких, например, как уже упомянутый наш Прикаспийский проект.

Структурная жесткость этих схем и методологии предполагает применение известного принципа фальсифицируемости Карла Поппера, заключающегося в том, что та теория может быть признана научной, которую можно «ухватить», логически опровергнуть, опираясь на ее структуру, логический каркас. Мыльные, скользкие теории-рассуждансы не могут быть включены в континиум науки.

Дискуссионный клуб? Школа?

Итак, основной целью нашего центра на ближайшие годы будет формирование круга интеллектуалов,заинтересованных в углубленном изучении историософских вопросов как для целейисторического исследования (анализа и синтеза), так и для целейпрогнозирования.

Надеюсь, что в этом круге утвердятся авторские идеи, которые и станут позже лицом формирующейся школы, либо же эти идеи вступят в синтез с идеями, при внесенными другими людьми-генераторами идей, и на выходе получится нечто интересное для очень многих. Ну а если «школу» построить не получится, так как надо честно признаться, что это почти недостижимо, судя по тому, что философских,социологических, исторических и футурологических школ в истории мысли известноне так уж много, то личная самореализация возможна и в рамках «дискуссионного клуба», пусть недозревшего до «школы».

Следовательно, вслед за«кругом общения» необходимо будет сформировать в его центре «кругединомышленников» и впоследствии – «школу» или хотя бы (на самом деле – «хотьбы») «дискуссионный клуб», которым наверное лучше всего формироваться вокруг какого-то издания, подобно тому, как знаменитая в XX веке школа французскойи сториографии формировалась вокруг журнала «Анналы». Благодаря Интернет это издание может в первые годы носить виртуальный характер (тот же сайт «Прогнозына XXI век»).

Таковы намерения. А планы сформируются позже, когда появится тот самый постоянный «круг общения» в 2, 3,4, …10 человек, посчитавших, что этот «круг» стал надолго ли накоротко лицентром своей, личной интеллектуальной жизни, центром собственного развития. Этот круг может состоять из виртуального (связанного через Интернет) и реального (в нашем офисе) кругов общения.

У кого-то возможно возникнет и такой сакраментальный вопрос: «Откуда деньги на все эти намерения?»

Стартового капитала хватит на просветительскую, «клубную» и исследовательскую деятельность в течение ближайших нескольких лет. Имеется в виду издание трех-четырех книг, обеспечение работы небольшой исследовательской группы и активная деятельность в Интернет,при необходимости проведение регулярных клубных заседаний, финансирование необходимых командировок, приобретение материалов и оргтехники.

В дальнейшем же (причем, необязательно после исчерпания первоначального капитала, а возможно уже и вближайшие месяцы и годы, то есть в течение 2011-2004 гг.) сам уровень работ центра станет для его активных участников и специалистов пропуском в «благородное сообщество», а регулярное издание журнала с сопутствующей деятельностью по привлечению грантов способно вывести весь этот проект на самоокупаемость или приблизить к ней. В любом случае прибыль от этого проекта будет иметь преимущественно не материальный, а моральный эквивалент, прибыль как «пропуск», интеллектуальная деятельность как «расширение кругозора», «способность обосновать собственное видение» и «умение распознавать идеологические ловушки».

Много это или мало, реально или призрачно?

В нашем обществе, каковымоно было в последние годы (с начала 90-х годов), ориентированном на жесткий материальный интерес, еще «не наевшемся досыта», переходном, это может представляться «забавой», «заумью», в лучшем случае «неделовым подходом». Но вобществе с кристаллизировавшейся структурой ценностей, и особенно в обществе,только что пережившим глубинную перестройку и потому имеющим пока еще живой интерес ко вновь обретенным духовным ценностям (для постсоветских обществ это состояние наступит в 2005-2010 гг.), философская культура и ее атрибуты станут неким признаком «уровня», тем самым пропуском в культурное сообщество, каковым на Западе не является ни шестисотый мерседес (скорее, там это признак дурного вкуса), ни миллион на счету, ни бриллиант на каждом пальце. А вот реальное понимание глубинных основ евразийской концепции истории, отличий «трансцендентности» от «имманентности», критическое отношение к идее Прогресса и Апокалипсиса, умение разглядеть за модным Фоменко-Носовским полнейшую историографическую и историософскую безграмотность талантливых математиков, и т.д., способно стать не только фактом внутреннего пространства, но и средством для расширения пространства внешнего.

И, конечно, дело не в терминах, не в буквах, а в духе. Можно и не знать тех или иных имен и теорий,даже «самых-самых», или же знать о них вскользь, ухватив лишь суть, но при том уметь ориентироваться, иметь возможность при необходимости вникнуть в незнакомый вопрос, влиться в историософскую и политическую дискуссию.

Полагаю, что этот дух уже сейчас витает над нашим центром и может стать общим для всех, кто пожелает приобщиться к нему, либо как свободный художник, либо как наш специалист, тоесть человек, работающий за зарплату и обязанный, как в любой работе, большую часть времени отдавать рутине, но зато и двигать дело, быть внутри, «вматериале», в конкретной живой деятельности.

Если подытожить основную мысль этой статьи, то следует сказать вот что. Статья имеет простую рекламную цель – пригласить думающих, еще лучше - интеллектуально жадных и честолюбивых людей к сотрудничеству с нашим центром. Сотрудничество может быть «на равных»,то есть при вашем участии в качестве члена дискуссионного клуба, или стать вашей работой в центре в качестве сотрудника.

Это редкое предложение, ни к чему строго не обязывающее ни сейчас ни после, за то открывающее дверь вневедомый и, по-моему, очень заманчивый мир исторической феноменологии, проявляющей прошлое и прозревающей контуры грядущего.