\ ГЛАВНАЯ /  \ МЫ /  \ ФОРУМ /  \ МЫСЛИ /  \ ГОСТЕВАЯ КНИГА /  \ АРХИВ /
Виктор Феллер

В СМУТУ XXI ВЕКА


ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ
Введение

ЧАСТЬ I. XXI век: ЗАВЕРШЕНИЕ ИСТОРИИ?
ИЮНЬ 1997:
Эскиз гайдаровских реформ и предположения об их ближайших последствиях


МАЙ 1999:
Куда мы движемся? Куда движется весь мир?


СЕНТЯБРЬ 1999:
Размышления о российской истории



ЧАСТЬ II. XXI ВЕК: ЗАКАТ ЕВРОПЫ?
ЯНВАРЬ 2008:
Миф о XXI веке


МАРТ 2008:
Европа или Китай?


АВГУСТ 2008:
Мир 2030 и Россия 2010


ФЕВРАЛЬ 2009:
Германия сегодня и завтра


ОКТЯБРЬ 2009:
Американская Арабская стратегия



ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ВИДЕНИЕ НАЧАЛА ГЛОБАЛЬНОЙ СМУТЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1.
ОСНОВЫ ИСТОРИОЛОГИИ


Приложение 2. ИСТОРИОЛОГИЧЕСКИЕ СХЕМЫ ("ЛИНЕЙКИ")

Литература


Заключение:

ВИДЕНИЕ НАЧАЛА ГЛОБАЛЬНОЙ СМУТЫ

Так что спрогнозировано, что подтвердилось и подтверждается жизнью?

Интуитивный образ будущего, сложившийся в 1999 году, как и его уточнения в последующем, верно «ухватил» тенденции, проявившиеся после 1999 года, например, тенденцию резкого обострения арабо-израильских противоречий, тенденцию государственно-самодержавного укрепления российской власти, тенденцию к стагнации американской экономики без угрозы глубокого кризиса в 2009-2004 и т. д.

Все эти тенденции были правильно определены в то время, когда в общественном сознании господствовали иные представления. Кстати, в 1999 году, в результате моделирования сценария мирового развития, я пришел к однозначному выводу о напрасности опасений дестабилизации СНГ в сопредельных России Казахстане и Украине, распространенных в то время и связанных с ожиданием ухода Ельцина.

Правильно уловлен и перелом тренда в мировом развитии от благодушества последних десятилетий американо-советского противостояния и, тем более, десятилетия после краха «империи зла», к новому долгосрочному росту нестабильности и напряженности в мире, сначала к исламскому, а потом – к китайскому вызову.

За год до сентябрьских взрывов 2009 года написано:

«Эмоционально эта работа направлена против самоуспокоенности и самодовольства, которые все больше укореняются в сознании широких слоев населения и элит западных стран. Однако не случайно слом могущества империй и падение гегемонов происходили сразу вслед за высшим взлетом их силы и власти (сразу – это значит через 20-30-40 лет, т. е. «сразу» по историческим меркам). Не лучше внешнего и внутренний надрыв национального духа, его резкое окоснение или угасание, что также следовало обычно сразу вслед за головокружительным успехом.

Победы США над СССР в военной гонке и над Японией в экономической создали в американском обществе опасный феномен самоидеализации. Но пока американские и прочие паблик-рилейтеры, став жертвой собственной пропаганды, поютславу всему американскому, в том ряду и всякой дури, в тиши, в самой Америке и вне ее, разворачиваются силы, призванные стать могильщиками американского могущества.

Поэтому хочу противопоставить разросшимся пузырям по ложительных мемов острые иголки эмоциональной критики. Отсюда «несправедливая» заостренность некоторых моих оценок».

Сейчас видно, что не так уж наивен и «Эскиз гайдаровских реформ» (середина 1997 года), в котором, хотя я не ставил основной целью создание прогноза, кроме того, исходил из слишком оптимистических предпосылок и был ограничен в рамках структурного исследования постсоветской экономики (оставив за пределами общемировые экономические тенденции, и, тем более, анализ политических процессов), все же «выдал», как сейчас видно, вполне адекватную картину 2008-2009 годов. Ведь и общий рост экономики начался примерно в предсказанное время, и, как теперь видно, машиностроение и оборонка, не говоря уже о производстве товаров народного потребления, действительно ожили и начали вытеснять ино-странных конкурентов. Конечно, дефолт 1998 года существенно повлиял на ход процессов в 1998-2008, но уже к 2009году его влияние вполне сгладилось как в негативных, так и в позитивных составляющих.

Эта работа стала еще и самостоятельным открытием влияния политики завышенного курса доллара к рублю и тенге, каковая политика и сыграла фатальную роль в развертывании российского финансового кризиса 1998 года. Впоследствии этот анализ позволил мне быстро понять причины, а также определить последствия августовского дефолта и, в результате, принять своевременные меры для спасения одной казахстанской инвесткомпании в преддверии девальвации тенге.

Но настоящая работа над сценарным моделированием началась в 1999 году. Тогда было смоделировано:

1. Основная борьба в ближайшее тридцатилетие развернется между Китаем и США.

2. В первом десятилетии XXI века Китай будет активен на востоке и юге, во втором десятилетии — на западном направлении, а в третьем предпримет силовую попытку стать гегемоном Евразии.

3. Европа объединится в двадцатых годах, преодолев внутреннее и внешнее сопротивление.

4. Отношение к России на Западе в первом десятилетии наступающего века будет негативным и циничным, во втором и третьем — дружелюбным, но тоже циничным. Запад «разрешит» Китаю угрожать России потерей ее территориальной целостности.

5. Арабский мир со второго десятилетия станет нестабильным, так как нефть начнет неуклонно и безнадежно дешеветь. В третьем десятилетии возникнет крупное арабское государство— долгосрочный союзник Китая и враг Запада. По-видимому, это будет конфедерация нескольких арабских народов.

6. В Черной Африке в двадцатые годы XXI века возникнет крупная империя также с антизападной ориентацией.

7. В первом десятилетии Запад все еще будет пожинать плоды победы над СССР и развращаться ими. Во втором десятилетии начнется гонка вооружений, в третьем возникнет крупный военный конфликт между западным и китайским блоками. Китай уступит Западу, но через небольшое время он будет признан как великая держава с очень широкой сферой влияния.

8. В сферу интересов Китая к концу третьего десятилетия попадут почти вся Центральная Азия, почти весь Индокитай, а также Корея и Филиппины и какие-то части Индонезии, если та распадется.

9. Либеральная модель получит дальнейшее развитие практически везде лишь за исключением китайской зоны влияния, включающей также и большую часть арабского мира и Черной Африки (потом я пересмотрел этот прогноз).

10. В отличие от противостояния СССР и США, новое, между Китаем и США, станет соперничеством двух стратегически стабильных стран. Поэтому мотивация для решения внутренних проблем средствами внешней силовой политики здесь не будет столь велика. Значит, угроза крупной войны будет меньше, чем при советско-американском противостоянии. В российско-китайских отношениях сменится несколько периодов по схеме «тепло—холодно», а после 2025 года Россия начнет интегрироваться в Большую Европу. В то же время российский ДВ и Сибирь останутся под усиливающимся влиянием Китая.

Посмотрим на оракулы 2008:

1. В двадцатые годы XXI века разразится мировой экономический кризис, который станет концом глобальной либеральной экономики.

2. Объединение Европы после 2040 года закончится, начнется ее разъединение. Раскол произойдет не по национальному признаку, а по суперэтническому — возникнут германская, славянская (или германо-славянская) и латино-галльская Европы. Раскол Европы явно обозначится около 2050 года.

3. Китай не удовлетворится статусом второй сверхдержавы и уже в XXI веке устремится к созданию мировой империи, используя для этого все доступные ему средства настолько решительно, насколько это ему позволит страх перед ядерным возмездием.

4. Россия до 2030 года не решит ни одной своей основной проблемы и в 2025-2040 будет охвачена общеевропейской корпоративной революцией, которая здесь завершится неудачей. После 2060 года российская экономика окажется под преимущественным контролем европейцев и китайцев и как бы отделится от социально-политического организма России.

5. В Европе, России, Китае и большей части остальной Евразии либеральные экономические модели будут отвергнуты уже в двадцатых годах XXI века. На их место придут корпоративистские. Не все и не везде корпоративистские модели будут успешны, однако в целом они утвердятся как эффективная альтернатива либерально-рыночным моделям. Либерализм в чистом виде останется только в Северной Америке, Великобритании, Австралии, Новой Зеландии и еще в нескольких небольших странах Америки и Евразии.

6. Корпорация вберет в себя не только мощь, «полагающуюся» транснациональной олигополии, но и часть силы государственной власти. Наиболее сильные корпорации станут некими «почти государствами», регулирующими не только экономические, но и социальные отношения.

7. Во второй половине XXI века совершатся две крупные научно-технические революции. В середине сороковых годов будет создана эффективная термоядерная энергетика, которая, если не учитывать огромные первоначальные капиталовложения, в десятки раз удешевит производство энергии. В семидесятых-девяностых годах произойдет транспортная революция, которая обеспечит труднопредставимую сейчас мобильность людей. Люди получат возможность жить в Европе, работать в России, Индии или Африке, по выходным отдыхать практически в любом месте Земли.

8. Католицизм в XXI веке переживет эпоху бурного возрождения. В XXI веке необыкновенно усилится Италия, став одним из европейских гегемонов. Возрастет влияние испано-латиноамериканского блока в Европе и обеих Америках. Протестантские Церкви в основном будут вовлечены в обновленную католическую Церковь. Соборность станет верховным принципом, подчинившим себе папскую теократию.

9. Ислам в XXI веке охватит большую часть Африки и негритянского населения Америки, но будет иметь весьма скромные успехи в Европе, Китае и Индии.

10. Российская политика первого десятилетия XXI века— это политика «великой дружбы» с Китаем. Но реально — ущербной дружбы против Запада. В 2010-2025 в российско-китайских отношениях сменится несколько периодов по схеме «тепло—холодно», а после 2025 года Россия начнет интегрироваться в Большую Европу. В то же время российский ДВ и Сибирь останутся под усиливающимся влиянием Китая (уже сейчас можно добавить, что фактор Путина способен существенно скорректировать этот прогноз тем, что «великой дружбы» с Китаем в первом десятилетии не будет, а будет только лишь очень прагматичное «сближение»).

11. С 2005-2007 начнется неуклонное движение США к великому экономическому и социальному кризису, который свое развертывание начнет с кризиса доверия американцев к системе фондового рынка и экономике брэнда.

12. В первом десятилетии XXI века США и Европа все еще, по инерции, будут поощрять ползучий распад России.

13. Во втором десятилетии XXI века Россия «встанет в очередь», чтобы попасть под американский антиядерный зонтик, а в начале третьего ее «заявка» будет досрочно исполнена из-за обострения американо-китайского соперничества – большая часть европейской территории России попадет под его защиту.

14. Либеральная альтернатива, которая вновь актуализируется в России во втором десятилетии XXI века, однако, не реализуется даже во временной и неустойчивой госполитике. Она будет окончательно похоронена в третьем десятилетии во время мирового экономического кризиса.

15. В 2011-2005 российский президент проведет решительную реформу госаппарата и ВС, но уже в конце первого десятилетия вновь начнет усиливаться и все подминать под себя вездесущая и неистребимая российская коррупция (этот прогноз дан еще в 1999 году в историологической статье «Предположение о структуре истории», но развернут позже).

16. Уровень мировых цен на энергоносители будет достаточно высоким и стабильным в 2008-2004, и, тем более, в период 2005-2008, но потом последует крах нефтяных цен.

17. К 2006 году русское националистическое движение оформится в большую, но недружную политическую партию, которая потерпит сокрушительное поражение в борьбе с правящими центристами и евразийцами.

18. Евразийство, решив в первом десятилетии XXI века задачу внутренней консолидации России, не сможет решить внешнюю задачу вовлечения Украины, Белоруссии и Казахстана в более тесный союз. Эти страны в конце десятилетия будут дальше от России, чем в его начале.

19. В десятых-двадцатых годах XXI века, после нескольких возвратно-поступательных движений к сближению с Россией по принципу «шаг вперед – два шага назад», Украина и Белоруссия попадут в Большую Европу, а Казахстан – в сферу решающего влияния Китая.

20. Иудаизм имеет лучшие шансы стать основой китайского монотеизма в сравнении с христианством, исламом и буддизмом. Интересно, в этой связи (в связи с развитием «сокровенных» китайско-еврейских отношений) упомянуть, что Дэн Сяо Пин был китайским евреем.

В оракулах 2009 года предписано:

1. В десятых годах XXI века Германия политически расколется на восточников и южан. Первые будут стоять за евроинтеграцию как некий осовремененный и адаптированный образ германской империи. Вторые взбунтуются против расточительной помощи восточным германским землям и общеевропейскому Югу. Но победят восточники.

2. К 2010 году не менее четверти автомобильных мощностей развитых стран будет газифицировано и начнется революция топливных элементов.

3. Все повышение потребления нефти (на 14-16 млн. бар/сут) в первом десятилетии XXI века будет покрыто ростом импорта из стран, не входящих в ОПЕК.

4. В конце первого десятилетия XXI века ОПЕК потеряет контроль над нефтяными ценами и самоликвидируется. После крушения ОПЕК страны каспийского региона окажутся в ловушке дружественной дотации Запада.

5. В 20-х и 30-х годах вновь увеличится доля нефтяного рынка, контролируемого арабскими странами, но цена на нефть, хоть и возрастет, но будет существенно ниже средних значений первого десятилетия XXI века.

6. В 2010-2011 в США будет создана новая мощная спецслужба, нацеленная на уничтожение международного терроризма. В первом десятилетии XXI века эта спецслужба будет популярна и в целом эффективна, но во втором вызовет в Европе отвращение к себе и американцам. В третьем она спровоцирует открытый конфликт между США и Европой. В четвертом «поспособствует» замораживанию отношений между США и Европой, и подтолкнет Соединенные Штаты к временному союзничеству с Китаем.

7. Во втором десятилетии XXI века американско-арабское соперничество приведет к власти нескольких фундаменталистских революционных режимов. В третьем десятилетии эти фундаменталистские режимы объединятся в Халифат.

8. Во втором десятилетии XXI века Израиль окажется на краю пропасти, но сумеет сбалансировать ситуацию, но в третьем – будет оккупирован Халифатом и освобожден коалицией западных стран (этот прогноз, кстати, был сделан еще в 1999году, но в 2009-м получил дополнительное обоснование).

9. Во второй половине XXI века арабский мир вновь погрузится на 10-20 лет в пучину хаоса войн и революций.

10. Антитеррористическая операция западной коалиции в Афганистане останется ограниченной и показной. Она будет самой крупной в истории пиар акцией американского правительства.

Можно заметить, что не все прогнозы предыдущих сценариев подтверждаются в сценариях последующих. Нормальный рабочий процесс приводит к тому, что в ходе моделирования новых сценариев часть выводов переосмысливается и даже совсем отвергается. Важно только, чтобы не было шараханий из одной крайности в другую. Иначе говоря, необходимо уважать свою собственную интуицию и порожденное ею видение. Если иметь обыкновение иногда переписывать набело свое видение в ценностных, т. е. эмоционально окрашенных и значимых суждениях-убеждениях, то это будет фальшиво, как фальшив человек, не имеющий характера, играющий роли, а не себя.

Оказалось, что единственным моим крупным промахом в прогнозировании 1997—начала 1999 гг. стало определение перспектив рынка ценных бумаг в России и Казахстане. И это, несмотря на то, что я вел профессиональную деятельность именно в этой сфере бизнеса.

Прогнозы РЦБ, как позже стало ясно, были просто манифестациями завышено оптимистических ожиданий, в то время как критический внутренний голос был заглушен страхом, что «дело жизни» окажется в тупике.

По-моему, это хороший пример, во-первых, известного явления, которое проявляется в том, что профессионалы (и очень хорошие профессионалы) в политике, экономике, менеджменте, военном деле могут оказаться в ловушке собственной профессиональной предвзятости и просто-напросто отказаться эту ловушку распознавать, и что им необходимы советчики со стороны, «оракулы» или хотя бы «шуты».

Во-вторых, это иллюстрация того факта, что настоящий сценарист должен пребывать рядом со схваткой, а не в ней самой. Ему необходима творческая отстраненность, иначе страсть (надежды, желания, симпатии) и страх заглушат робкий по своей природе голос разума, питаемый сомнениями и интуициями. Эти силы развернут его с волнистого пути познания на прямую дорогу борьбы, но борьбы прежде всего с последствиями собственных ошибок.

В-третьих, есть еще одно, замечательное следствие из подобных ошибок в прогнозировании, превращающее их не в тупик, а в «этапы большого пути». Проманифестировав свою веру в светлое будущее рынка ценных бумаг в контексте реалистичного анализа движущих сил экономики в 97-м и общемирового геополитического контекста в начале 99-го, вскоре, просто по инерции мышления, я пришел к реалистичной оценке и самого РЦБ, оптимистические мифы-миражи в таком нелицеприятном окружении исчезли сами собой.

И, в-четвертых, стало понятно, что человек, серьезно занимающийся прогнозированием, должен проводить еще и анализ собственного сознания, своей «ментальной карты».

Далее