\ ГЛАВНАЯ /  \ МЫ /  \ ФОРУМ /  \ МЫСЛИ /  \ ГОСТЕВАЯ КНИГА /  \ АРХИВ /
Виктор Феллер

В СМУТУ XXI ВЕКА


ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ
Введение

ЧАСТЬ I. XXI век: ЗАВЕРШЕНИЕ ИСТОРИИ?
ИЮНЬ 1997:
Эскиз гайдаровских реформ и предположения об их ближайших последствиях


МАЙ 1999:
Куда мы движемся? Куда движется весь мир?


СЕНТЯБРЬ 1999:
Размышления о российской истории



ЧАСТЬ II. XXI ВЕК: ЗАКАТ ЕВРОПЫ?
ЯНВАРЬ 2008:
Миф о XXI веке


МАРТ 2008:
Европа или Китай?


АВГУСТ 2008:
Мир 2030 и Россия 2010


ФЕВРАЛЬ 2009:
Германия сегодня и завтра


ОКТЯБРЬ 2009:
Американская Арабская стратегия



ЗАКЛЮЧЕНИЕ
ВИДЕНИЕ НАЧАЛА ГЛОБАЛЬНОЙ СМУТЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ
Приложение 1.
ОСНОВЫ ИСТОРИОЛОГИИ


Приложение 2. ИСТОРИОЛОГИЧЕСКИЕ СХЕМЫ ("ЛИНЕЙКИ")

Литература


ОКТЯБРЬ 2009:

АМЕРИКАНСКАЯ АРАБСКАЯ СТРАТЕГИЯ

ОСНОВНОЙ ВОПРОС ОЧЕРКА:

Реальна ли угроза глобальной дестабилизации в начале века и какова реакция Запада на вызов Юга?

Арабский вызов. Что в основе: страх или страсть?

Цели Запада

Станут ли сентябрьские события точкой бифуркации в мировом развитии – началом длительного нестабильного периода? Или они останутся в исторической памяти лишь запоминающимся страшным эпизодом в долгом раскачивании глобальной западноцентричной системы? Или мы снова живем в двухполюсном мире, и 11 сентября это стало очевидным для всех?

Другой, более предметный вопрос: стало ли противостояние западной и исламской цивилизаций наиболее существенным (осевым) противостоянием в современном мире, чреватым началом Третьей мировой войны, войны не «горячей», но и не «холодной», а войны «тлеющей» и «искрящейся», но чаще «бьющей током», увидеть который можно только по его последствиям?

Еще группа вопросов: не приведет ли эскалация страхов и терроризма к перерождению гедонистских западных демо-кратий в авторитарные режимы с элементами тотального контроля со стороны спецслужб? Или элиты западных стран найдут оригинальные «лекарства», эффективно действующие против терроризма и не имеющие побочных эффектов, убивающих гражданские свободы? Более того, может быть борьбапротив терроризма оздоровит западные общества, дав им новые общезначимые цели, ограничив расходы на паразитов, уведя деньги из сферы эксклюзивных развлечений и извращений в сферу общенациональной борьбы с внешним врагом?

Ясно одно – противостояние западной и арабской цивилизаций стало в самый центр мировой политики. Но надолго ли? Ясно и то, что война против Бен Ладена и талибов непременно затронет более широкие силы в исламском и арабском мире.

Представим ход этой войны, а также выявим ее ложные и реальные опасности.

Цели Запада в этой войне в основном понятны. Запад вполне удовлетворится «наказанием» талибов как единственной в этой ситуации конкретно локализованной силы, а, тем более, силы, интересы которой и стояли непосредственно за террористическими актами в Нью-Йорке и Вашингтоне.

Теракты стали «асимметричным ответом» американцам. Ответом Бен Ладена, боевого друга талибов, его реакцией на пресечение американцами более тесного союза талибов с пакистанскими пуштунами с целью уже в 2009 году генерального наступления на Северный альянс и далее, на Таджикистан и Узбекистан.

«Наказанием» будет бомбардировка талибских баз, существенное ослабление талибов перед лицом противостоящего им Северного альянса, но не полный разгром талибов, включая и подавление их партизанской деятельности.

Конечно, обида американцев велика, и Буш обязательно потребует полного расчета за страх, испытанный 11 сентября им и руководимой им великой нацией. Эмоции могут потребовать по-настоящему кровавого возмездия, нанесения массированных ударов по базам террористов и в других мусульманских странах.

Попытаются ли США воспользоваться ситуацией для решения сопутствующих задач? Такой, например, как усиление своего присутствия и влияния в Центрально-Азиатском регионе (ЦАР) в ущерб интересам России? Такой, как усиление своего влияния на Европу через расширение функций НАТО? И такой, как эскалация военных и иных государственных расходов с целью смягчения экономического кризиса, на пороге которого стоят сейчас Соединенные Штаты, а с ними и весь Запад?

Воспользуются, безусловно. Вопрос не в этом, а в том, что эти цели могут остаться «фоновыми», сопутствующими, а могут стать и во главу угла, отодвинув основную – нанести поражение международному терроризму, дать адекватный ответ на беспрецедентно наглый вызов.

Реальность же будет такова, что эти (сопутствующие) цели кое-где выйдут на первое место.

Например, антитеррористическая борьба будет использована как сильное терапевтическое средство против экономического кризиса. Расходы на оборону и безопасность вырастут на 100-150 миллиардов долларов в год, американцы будут избыточно долбить Афганистан сверхдорогими ракетами, думая не только о возмездии, но и о помощи своей «запузыревшей» экономике – о расширении военных заказов.

Но другие сопутствующие цели скорее всего останутся в тени основной, поскольку любое уклонение в сторону чревато опасным ростом нестабильности и антиамериканских настроений. Тут уже не до «игрушек», политических интриг и заумных комбинаций.

Основной же целью американцев станет не «возмездие» и не изменение соотношения сил в Афганистане, а полная перестройка работы спецслужб, застрявших на советско-американских фронтах, так, чтобы изощренному сетевому терроризму исламистов противопоставить еще более изощренную и подавляющую его по мощи организацию спецслужб западного мира.

Цели талибов

Каковы цели противоположной стороны – террористических сетей Бен Ладена и талибов? Террор ради террора? Террор из мести? Борьба за власть? Борьба за территории? Борьба за идеи? Логика религиозного возрождения и национальной экспансии?

А конкретней: борьба за Халифат, за власть «в отдельно взятой стране» с последующим экспортом революции по всему арабскому миру? Борьба, порожденная не целью, а страстью, избытком национальной энергии и готовностью к самопожертвованию, борьба за воплощение имперских миражей?

Еще конкретней: Бен Ладен борется за власть в богатейшем арабском государстве и духовном центре ислама – в Саудовской Аравии.

С одной стороны подталкивает страсть, а с другой – страх. Страх перед нестабильностью аравийского процветания, основанного на чудесной дешевизне добычи одного единственного ресурса – нефти, с конца 40-х годов занявшего исключительные, центральные позиции в мировой энергетике, но уже с начала 80-х неуклонно уступающего позиции газу и экологическому движению, которое опирается на успехи в ресурсо-сбережении и «виртуализации» западных экономик.

Одновременно расширяется добыча нефти в неарабском мире, пусть более дорогой «в производстве», но конкуренто-способной после стремительного повышения цен в 70-х годах. А впереди уже маячит революция топливных элементов, способная полностью вытеснить нефть из сферы энергообеспечения автотранспорта.

Израиль воспринимается арабами не только как анклав враждебного Запада, но и как искусственное государство, разместившееся на правах автохтона региона у самого сердца арабского мира. Он «захватил» одну из его святынь и многократно унизил его своими военными победами.

Страх перед будущим, гнев униженного карликом великана, религиозное возрождение через активизацию идей Чистого ислама, великая мечта о Халифате, огромные богатства, накопленные почти за 30 лет – вот та гремучая смесь духовных стремлений, обид, страстей и амбиций, которая взорвет аравийское общество великой исламской революцией и большой арабской империей.

В центре этой революции находятся аравийские арабы, во втором круге – их родные братья, арабы неаравийские, в третьем – побратимы, т.е. мусульмане неарабские.

Таких Бен Ладен подставил сейчас под американские ракеты и бомбы. Таких он мечтает использовать в качестве запала аравийской революции. Впрочем, для великой цели великие мечтатели и злодеи не жалеют никого, ни чужих, ни своих, и свою жизнь они способны принести на алтарь великой борьбы и победы.

Прежде чем подробно рассмотреть ход войны между Западом и аравийскими революционерами, подробнее представим себе сценарий завершения эпопеи арабской нефти. Иначе малообоснованными становятся основные сюжеты и мотивы действующих лиц арабской революции, да и весь сценарий развития ситуации в арабском мире 2009-2020.

Далее