Часть I.

ПРЕДПОЛОЖЕНИЕ О СТРУКТУРЕ ИСТОРИИ

С О Д Е Р Ж А Н И Е

             

1.Община и исторические циклы

2.Исторические циклы

3.Большие циклы

4.Средние циклы

5.Малые циклы и микроциклы

6.Попытка заглянуть в будущее России

7.История и будущее Германии

8.История и будущее США

  

9.История и будущее Франции

10.История и будущее Италии

11.История и будущее Китая

12.Выводы: общеметодологические и футуристические


На основе предложенной автором "сезонной теории" Истории в первой части книги прослеживаются основные события больших периодов истории шести крупных стран: России, Германии, США, Франции, Италии и Китая.

Отталкиваясь от истории этих стран, автор также пытается заглянуть в их будущее на 100-200 лет. В основе этой, на первый взгляд очень "смелой", теории лежат фундаментальные научные работы Л.Леви-Брюля, Ф. Тенниса и К.Г. Юнга и еще более фундаментальные труды отцов Церкви. Но автор не ставил своей задачей скрупулезное обоснование этой теории идеями великих умов науки и религии, а избрал путь "отталкивания и воспарения" с сохранением чувства основы, которое - в представлении о религиозной общинной основе любой нации, имеющей свой код, состоящий из трех базовых ценностей. Именно эти ценности, по мысли автора, программируют историю и культуру нации на 600-700 лет вперед.

Я заранее прошу прощения за некоторые полемические выпады, которые могут обидеть чьи-то национальные и религиозные чувства. Редактируя текст, я не пытался "гасить" острые фразы, которые казались мне уместными в процессе первоначальной работы над текстом. Поскольку объектом этого исследования было массовое сознание народа, в общем острое, часто циничное, в выражениях смелое, я надеюсь на понимание того факта, что есть идеал, но есть и восприятие этого идеала в массовом сознании, и это разные вещи. Например, говоря о том, что русский Христос "путешествует" между Богом и дьяволом, я имею в виду только то, что в нравственном сознании многих русских людей особым образом совмещаются как святость, так и зверство. Это не мое открытие. Это открытие русской религиозно-философской мысли начала XX века. Говоря об этом, я не имею в виду нравственность глубоко религиозных русских людей, для которых Христос действительно находится рядом с Богом-Отцом.

Предположения, развитые здесь, возникли не только на основе идей К.Г. Юнга, Ф. Тенниса и Л. Леви-Брюля, которые открыли огромный пласт мифологического (общинного, пралогического) сознания, но и на основе литературного творчества М.А. Шолохова, создавшего великие образы мифологического сознания прежде всего самой поэтикой языка своего великого романа. Такие "эффекты" непереводимы, поэтому для русского автора художественным первооткрывателем мифологии стал именно русский классик, а не столь же могучие национальные гении - Шекспир, Абай, Сервантес или Рабле.

I. Община и исторические циклы

История народов в этой книге рассматривается через призму следующих предположений:

·     люди, как большие группы, могут постигать суть вещей, консолидироваться и добиваться успеха двумя способами: традиционным (общинным) и новым (общностно-общественным).

Общинный способ постижения и консолидации - это определенное ритуальное действо, вводящее людей в определенное состояние (можно сказать - в транс), в результате которого происходит как бы слияние подсознаний в единое целое, происходит "актуализация богов" и акт "откровения". Таким способом люди создают и воспроизводят базовые религиозные (мифологические) ценности и системы, правильно отвечающие на все вопросы бытия.

Индивидуализм (общностно-общественный способ) достигает ответов через оперирование абстрактными понятиями, через анализ опыта и синтез опытно-практических, философских, научных, идеологических систем. Консолидации здесь люди достигают посредством объединения в общности и общества. Люди, объединенные идеологическими, научными, философскими системами и взглядами, составляют общности. Люди, объединенные делами, интересами, иерархиями, составляют общества.

Общинный способ, существующий сотни тысяч лет, в последние тысячелетия оттесняется индивидуалистичным, но по-прежнему занимает более важное место во всей жизни человечества и народов.

·     цикл жизни конкретной суперобщины, будь то народ, Церковь, другой достаточно изолированной и самостоятельной общины, объединяющей большие группы людей, составляет 768 лет (3х4х4х4х4). После этого община (суперобщина) умирает или переживает реинкарнацию.

·     религия является рациональной системой, способом существования и развития такой сверхобщины. Основной догмат является теологическим ключом к религиозному восприятию мира, системой сверхавторитетов, обеспечивающей "пристегивание" своенравного индивидуализма к общинному восприятию жизни.

·     общинное "Я" является не менее реальным, чем индивидуальное "Я", оно действует, мыслит и существует независимо от наших индивидуальных "Я", без спроса "залезая" в индивидуальное подсознание людей и распоряжаясь им по своему усмотрению во время религиозных и иных общинных ритуалов, это и есть Бог. Поэтому Бог - это реальность, но Бог не на небе, а в наших подкорках, его руки и ноги - это наши руки и ноги. Бога нет вне человеческого рода, если речь идет о Боге Библии.

·     никто не знает и не может предсказать будущее более достоверно, чем суперобщина, но и она не в силах увидеть будущее дальше чем на 700 лет. Люди, умеющие черпать информацию от общинного "Я" (от Бога), как Нострадамус, могут достаточно точно предсказать основные исторические тенденции и даже события на 400-600 лет вперед. Такие люди создают "видение", т.е. могут рассмотреть будущее как сквозь мутное стекло, в отличие от непосредственного и точного предвидения Бога-Общины.

·     история страны и народа рассматривается как история ее (его) Духа, который является реальным "Я" общинного сознания основного народа данной страны и который переживает периоды своего рождения ("смерти - рождения" или реинкарнации); развития и распространения среди людей - представителей этого народа; превращения в стройную систему общественных отношений; старения и деградации с тем, чтобы умереть и потом вновь возродиться.

На что может претендовать эта теория (не эта книга, а сама теория в процессе своего развития)?

·     На создание научной теории религий и истории народов, на научное обоснование совершенно необходимой и уникальной роли религии и мифологии в жизни человечества.

·     На создание практической теории, которая заменит ныне доминирующий экстраполятивный взгляд на историю: "стало лучше, а будет еще лучше".

Что получилось?

Был проведен анализ истории шести стран:

·    история России последних столетий рассматривается как история развития трех базовых ценностей: приспособления (терпения), воли и строгого царя, а религиозная суть "русской идеи" - это далекий Бог-Отец и блуждающий между Богом и дьяволом Христос. Будущее видится в приземлении, "китаизации" Бога-Отца.

·    история Германии последних столетий рассматривается как история основной протестантской нации, впервые "задвинувшей" Бога-Отца за Бога-Сына и сделавшей труд действительным мерилом всех вещей. Ближайшее будущее Германии представляется неблагоприятным.

·    история Франции последних столетий рассматривается как история культуры, имеющей практически равные и автономные сверхавторитеты Бога-Отца и Бога-Сына и потому похожая на историю куртизанки. В будущем хотелось бы увидеть возрождение ныне несколько закисшего "легкого","циничного", "раблезианского" французского духа.

·    история США рассматривается как история двойного торжества индивидуализма. Ближайшее будущее благоприятно, но Америке грозит опасность "испортить свой характер".

·    история Италии рассматривается со времен Древнего Рима. Игривый французский католицизм здесь "не прошел". Итальянец не стал ни "экономическим человеком", как немец, ни "политическим человеком", как француз, он стал частью семейной и клановой общины. Впереди - взлет Италии на европейской небосклоне.

·     история Китая рассматривается, начиная с Конфуция. Китай последовательно рос от семейной общины к общине сельской, затем к провинциальной. Впереди - мощный взлет и экспансия Китая на евразийском материке.

II. Исторические циклы

История циклична, это практически является "общим местом", и не важно, замкнутый круг или спираль - та и другая модели слишком просты, чтобы с их помощью выйти за пределы здравого смысла: суждений типа "история повторяется" и "все течет, все изменяется".

Но цикличность Истории имеет не в основном повторяющийся, а тем более замкнутый и возвращающийся "на круги своя" характер, а характер "сезонный", характеризующийся подъемами и спадами активности, периодами интеграции и дезинтеграции. Общий вектор Истории устремлен вверх, но само движение имеет волнообразный характер.

Здесь я не буду углубляться в обоснование, предлагаемых ниже, схем, т.к.считаю, что лучшим доказательством или опровержением станут сами исторические описания с использованием предложенных схем.

Возьмем в качестве "атома" исторических циклов трехлетний период(хотя можно и девять месяцев - время развития плода в организме матери), затем умножением на четыре будем получать циклы. Двенадцатилетний (назовем его "микроциклом"), сорокавосьмилетний (назовем его "малым"), стодевяностодвухлетний (назовем его "средним"), семьсотшестьдесятвосьмилетний (назовем его "большим"). Возможно, существуют и более длинные исторические циклы, но остановимся на 768 летнем, как на самом большом.

В пределах каждого последующего цикла существует четыре предыдущих, которые, как будет видно в ходе дальнейшего изложения, удобно назвать по временам года "лето", "осень", "зима", "весна". В этом есть определенный смысл.

Цикл (любой цикл) графически можно представить в виде синусоиды в графике, ось ординат которой будет измерять такое пока темное понятие как "совокупная духовная сила культурной общности людей", а ось абсцисс - время.

Совокупная духовная сила культурной общности, а точнее, сверхобщины людей, которую для краткости будем называть "силой национального духа","национальным духом", "национальной идеей" и т.д. в этом же роде, не является чем-то мистическим. Она зависит от того, насколько целеустремленно люди действуют во всех значимых ситуациях жизни, насколько их разнородные цели интегрированы с общей национальной целью и, соответственно (как следствие), между собой, наконец, насколько национальные цели адекватны материальному базису и внешнему окружению.

Если все это увязано в единую систему, то "культурная общность" (нация, страна) движется к могуществу и богатству. Если существуют диссонансы, то появляются пробуксовки. Если диссонансы превращаются в разлад, то нации теряют лицо, теряют независимость или гибнут.

Другое предположение: нации развиваются идеалистически, то есть, сначала возникает идея (лучше сказать откровение), эта идея появляется в головах, в подсознании немногих групп людей, но в силу своей своевременности, востребованности, она быстро находит понимание в широких слоях образованной элиты. Начинается быстрая выработка норм и ценностей, отладка и доводка прежних ценностей, и, как результат, возникает новый вариант национального духа, вариант не умозрительный, а конкретный, не только идеологический, а тем более словесный, но и пронизывающий всю символику поведения, использующий невербальные и символические средства информации. Затем эти формы проникают в самые широкие массы населения, обрастают бытовыми подробностями, верованиями, мифами, и непосредственно влияют на поведение масс людей. Потом приводят к столкновениям с отжившими представлениями, побеждают их через культурные, социальные, экономические и политические реформы.

Потом сами закосневают и становятся постепенно теми самыми отжившими представлениями, которые начинают разрушать материальный базис общества и его духовную общность. Наконец, наступает "зима" и народ, в лице его "лучших представителей", начинает мучительный поиск новых идей, новой синкретики традиций и современности.

Еще одно предположение: площадь на графике достаточно точно отражает зависимость "материальной" мощи культуры (народа, страны) от состояния самого национального духа. "Летом" и "осенью" мощь прибывает, а "зимой" и "весной" убывает. Но "летом" идет усиление прироста "материальной" мощи, а "осенью" - снижение (т.е. перелом во второй производной), "зимой" - быстрое и ускоряющееся снижение, а "весной" снижение мощи замедляется, вплоть до перехода к стадии роста.

Под "материальной" мощью духовной общности (т.е. материальной в кавычках) понимается не непосредственно материальное богатство и военная мощь, а продуманность и сложность "интеллектуальной собственности" - политических, юридических, экономических, социальных систем, в общем того, что в марксизме называется производственными и надстроечными отношениями. Другими словами, это способность экономических систем производить материальное богатство, социальных - распределять созданное богатство, а политических - производить государственную мощь, в т.ч. и военную. Отдельно я бы рассматривал искусство и религию. Искусство, как правило, подводит итог "весенне-летнего" периода. Расцвет искусства происходит "осенью", а религия, как правило, идет впереди, открывая новую формулу национального духа "зимой". Но это уже "тонкости", по тексту далее будет понятно о чем речь.

Тот же график можно использовать при объяснении "среднего", "малого" и "микроциклов", но значения "сезонов" здесь будут иными.

III. Большие циклы

"Большой цикл" - это цикл развития национального духа и одновременно цикл роста и угасания "материального" могущества нации.

"Большое лето" можно назвать институциональным или антиинституциональным периодом" (диалектика!). "Большое лето" - это период, в начале которого страна в результате предыдущего развития "материально" относительно слаба, но духовно сильна и едина. Новые ценности стали общепринятыми. Это повысило оптимизм и активность (духовную силу) большинства людей и общин в этой стране, одновременно повысило уровень их солидарности, умение действовать сообща во благо всей страны. "Материальная" мощь, впрочем, уже достаточна, чтобы предпринять экспансию вовне, будь то агрессия или распространение политического влияния. Энергия людей бьет через край, а влияние страны быстро растет. "Летом" в стране проводятся серьезные и, самое главное, успешные реформы: политические, экономические, военные, социальные.

"Большую осень" можно назвать "материальным периодом". "Большая осень" начинается на пике духовной мощи, но официальная идеология уже закоснела, как и многие народные привычки. Это уже начинает сказываться на темпах развития. Появляется определенный зазор между национальным духом и бытием, который в дальнейшем усиливается. Национальный менталитет (т.е. то, что нация думает о себе самой) и объективные его характеристики также начинают расходиться (появляется, заметное глазу иностранца, самодовольство, некритичность по отношению к себе и своим и т.д.). В обществе появляется экспансионистское (агрессивное вовне) настроение, т.к. появляется искушение использовать свою мощь как силу для остановки начинающегося процесса собственной дезинтеграции и упадка духа. "Летняя" и "весенняя" агрессивность - веселая и лихая (в тяжелых случаях - "шизофреничная"), "осенняя" - злобная и тяжелая, параноидальная.

"Осенью" все эти проблемы усиливаются, начинается дезинтеграция "материальной" основы, но в период "бабьего лета", т.е. в начале "осени", происходит чудо расцвета искусств, рождаются великая литература, живопись и т.д. Причем, для периода характерны не отдельные яркие вспышки гениев-одиночек, а целая череда гениев, поддержанных сотнями и тысячами талантливых мастеров. Возможно, этот расцвет имеет не только подытоживающий (почти 400 лет развития) характер, но и, частично, компенсаторный. Художники и музыканты ищут новые возможности для развития нации, "латают дыры" в национальном духе, но им это удается только частично, т.к. открытия искусства несравнимы по своему значению с открытиями религиозными. Но если страна в это время одержима экспансионистскими настроениями, то творческая энергия гениев уходит не в искусство, а в науку, организацию, карьеру. Гении, не принявшие правил игры "помешанного" на экспансии общества, гибнут сами или их убивают.

"Большую зиму" можно назвать "духовным периодом" или, с тем же успехом, "циничным", т.к. одновременно с распадом старого духа происходит нарождение нового. "Большая зима" приносит морозы и, хотя уровень национального богатства высок, но структура его перекошена, там много "хлама", начинается абсолютное сокращение "материальной" культуры, ее примитивизация, снижение качества, ответственности. Все это сопровождается явными признаками утраты солидарности людей и общин.

Идет активная дезинтеграция общества по всем параметрам, может быть, кроме духовного, да и то рост духовности в некоторой части общества характерен для второй половины "зимы". Здесь постепенно пелена спадает с глаз: рушатся авторитеты, в обществе распространяется цинизм, но одновременно открывается простор для новых идей и духовных исканий.

В конце периода обретается новая национальная идея, причем, не только идея, а вся система ценностей. Формируется элита, разделяющая эту систему ценностей. На пике этого периода ("средней зимой большой зимы") общины более низкого порядка как бы освобождаются от контроля национальной сверхобщины, наиболее крупные из них могут сами стать Я-нации.

Страна в этот период наиболее уязвима для внешних агрессий и внутренних распрей, тем более что материальное, вещественное богатство еще значительно - "есть что делить". Тем и занимаются - делят, отбирая у более слабого. "Зима" может быть мягкой, если соседи спокойные или цивилизованный сосед установил свое политическое господство в стране, тем самым искусственно интегрируя ее, препятствуя деструктивным проявлениям в самом обществе. "Очень суровая зима" грозит исчезновением народа, а в лучшем случае обретенный новый национальный дух, обретенные ценности будут содержать в себе "мину замедленного действия", "комплекс неполноценности", которые в будущем создадут проблемы для страны и ее соседей.

"Большую весну" можно назвать "народным периодом", и, с тем же успехом, "антинародным" - уж очень много народных страданий в нем."Большая весна" начинается в период наибольшей разрухи духовной культуры народа (но не новой элиты). Страна внутренне дезинтегрирована, бедна, но над ней уже простирается какой-то радостный духовный свет. Этот дух вполне уместно сравнить с настроением и запахами ранней весны. Народ снова полон надежд и неясных, но радостных предчувствий. Начинается духовное возрождение нации. Все больше людей принимают новые ценности, происходит религиозная реформа, глубокая социальная реформа.

В конце "весны" страна может быть еще более ослабленной материально, чем в начале. Имеются хорошие перспективы для дальнейшего роста, люди полны оптимизма и силы. Даже войны и смуты не подрывают этой динамики роста, уничтожая материальные ценности, неся гибель людям, они не уничтожают, а укрепляют "материальные" системы, в том числе институты социальные и экономические. Они укрепляют духовные силы людей, неся с собой, как ни странно это звучит, какое-то праздничное, карнавальное начало (вспомните фразу: "революции - это праздники истории"), тем самым, даже в море крови укрепляя дух и оптимизм. Народ ищет ответа на вопросы и находит их, сами несчастья не парализуют, а воспринимаются как уроки на будущее.

Если снова попытаться ответить на вопрос, что такое "большой цикл", то ответ может быть и таким: это цикл приспособления культурной общности людей и общин к новой реальности материального мира и реальности окружения других культур и, одновременно, цикл преобразования этого окружения, переделывания его под свои ценности.


Главы IV-VIГлавы VII-IXГлавы X-XIIГлавная страница